среда, 23 ноября 2016 г.

Взятие снежного Городища



Когда-нибудь поймут и в России, что исторический ландшафт, есть тоже памятник и не менее, а даже более великий, чем иное старинное здание или вещь.
А.И.Анисимов, преподаватель Григоровской учительской семинарии, 1916 г.

Воспользовавшись непривычно ранней для последних лет благоприятной снежно-ледовой обстановкой, 13 ноября небольшой группой повторили маршрут пешей прогулки январских каникул 2008 года, но в отличие от морозного бесснежья тогда, смогли пройти его на лыжах. 
Остановки на маршруте: 1 – тракторный мост у ул. Посольской, 2 – артезианская скважина, 3 – Лядка (Николаевский Лядский монастырь XIV в), 4 – Городище, 5 – Ситка (Андреевский Ситецкий монастырь XIV в), 6 – Журавья горка (Кириллов монастырь XII в), 7 – Соколья горка (Николаевский Сокольницкий монастырь XIV в), 8 – тракторный мост (не сущ.)

Начальный участок маршрута от тракторного моста у Посольской улицы подробно описан в очерке посвященному лыжной экскурсии на Липну. Избегая повторений, стоит отметить лишь моменты, создающие атмосферу подобных прогулок.
Артезианскую скважину у истока Малого Волховца заглушили, почти сведя на нет утечку воды и навсегда лишив нас, таким образом, зрелища ледяной шапки на устье оной в иные года достигавшей размера более человеческого роста.
Ледяная шапка на скважине, 2011 г.

Насколько мы могли видеть Малый Волховец, он был свободен ото льда и перейти его по несколькосантиметровому льду возможно, только заложив дугу в русло Волхова, также изобилующему полынями. Связываясь одной на троих верёвкой, П.Ш. грянул тропарь Николаю Чудотворцу (Николе Мокрому) покровительствующему всем странствующим по воде и, под звон колоколов Юрьева монастыря, наша одинокая связка ступила на лёд Волхова и двинулась по направлению к холмам Лядки. Посетив место некогда большого, а ныне совсем разрушенного и всеми забытого придорожного монастыря, мы, оставив в стороне старую дорогу на Нередицу, прямиком потропили на Городищенский холм, где сейчас полным ходом идёт консервация руин церкви Благовещения XIV века, и на мысу устроили привал.

Одного взгляда, брошенного на плакат строителей с изображением планируемого вида руин старого и нового соборов, достаточно чтобы понять – в 2017 году на Городище среди антропустыни появится очередная, после Княжьего камня и смотровой площадки,  гламурная декорация.

Ощущение неправильности происходящего усиливалось от просмотра пасторальных фотографий начала XX века, когда Городище было живописным селом и созерцания теперешнего вида местности с руинами храмов и последним заброшенным двором.
Село Городище, июнь 1910 г.

Интересной темой для разговора была планировка поздней церкви Благовещения и почти полное несовпадение её фундамента с фундаментом старого собора, исчерпывающее объяснение которому в доступной мне литературе не попадалось.
Привал на смотровой площадке
Далее наш путь лежал по размытой дождями грунтовке вдоль насыпи недостроенной железной дороги, а у поворота на Нередицу, мы свернули к Малому Волховцу, намереваясь достигнуть лыжного стадиона берегом, разведав заодно ледовую обстановку.
На протяжении прогулки нам то и дело попадались птицы: энергичные снегири, любопытные синицы, беспокойные сойки, вспугнули мы и крупного хищника навроде канюка, а на льду Волховца недалеко от лыжного стадиона сидел степенный гусь-гуменник чей фотопортрет удачно запечатлел В.М.
Гуменник на льду Малого Волховца


Лыжный стадион расположен на территории некогда занимаемой Андреевским Ситецким монастырём и обжитой славянами как и все подобные возвышенности вблизи Волхова и его рукавов ещё в X веке. Местность эта называется Ситка по названию речушки впадавшей в Малый Волховец и заболоченной при строительстве упоминавшейся ранее насыпи. Топоним «Ситка» образован, вероятно, от древнерусского слова «ситие» - тростник, заросли которого возможно встречались рядом с холмом по берегам водоёмов. Устроившись привалом на макушке холма – руинированных остатках церкви Андрея Юродивого 1371 года постройки мы озирали окрестности и происходящую рядом бессмысленную лыжебеговую суету.
Идиллические сельские пейзажи новгородской округи с храмами, ветряными мельницами, амбарами и ригами остались только на старых фотографиях, теперь на Ситке их сменили вагончики, фонарные столбы и снеговые пушки. Историческая память неумолимо стирается развлечениями, а отрыв от корней и привычка скользить по поверхности делает процесс незаметным.
Церковь Андрея Юродивого на Ситке, июль 1917 г.


Двигаясь вдоль берега Волховца, мы всюду видели сплошь открытую воду и только у Ситки, на месте где подходит к реке с противоположного берега дорога на Кириллов монастырь обнаружился лёд пригодный к переправе. Никола Мокрый не подкачал, и наша связка благополучно оказалась на сохранившемся отрезке старой дороги на Москву, проходившей через Кирилловский и Ситецкий монастыри в том числе.
К вящему удовольствию, фрагмент дороги оказался очищен от кустарника и обсаженный ивами почти походил на парковую аллею. По ней мы без труда вышли к руинам юго-восточной оградной башни Кириллова монастыря, близ которой была сделана в 1909 году известная фотография.
У юго-восточной башни Кириллова монастыря, было-стало.

Затем, не тревожа геокешерский тайник, прошлись вокруг заросших холмов на месте разрушенных войной монастырских храмов и корпусов, отыскивая триангуляционный знак, а вместо него нашли крест с табличкой, напоминающей о подвиге Александра Панкратова в 1941 году. Этот крест – единственный след пребывания на острове людей, остальное постепенно исчезло, навес и сарайчик более не оживляют заброшенный монастырский комплекс.
Крест и холм с руинами Покровской церкви

Последним пунктом нашей экскурсии должна была стать Соколья горка, что между ручьями Тарасовцом и Фёдоровским, но туда нужно было ещё попасть, переправившись через Левошню, о состоянии которой выдвигались гипотезы перемежаемые шуточками о «монастырском домовом».
Переправа через Левошню, горизонт завален


Никола Мокрый не покинул нас и без происшествий проводил с острова, после чего, не мудрствуя лукаво, мы двинулись через заболоченное поле к Тарасовцу, имея намерение осмотреться, ибо всхолмление Сокольей горки там единственное и пройти мимо него нельзя.
Так и случилось – монастырский холм виден с любого открытого места, а вот каких-либо полевых дорог нам заметить не удалось, поэтому осмотрев опустевшую возвышенность Николаевского Сокольницкого женского монастыря, уничтоженного опустошительным пожаром в 1775 году и вспомнив «сокольницких чудотворцев» братьев Алфановых, мы потянули лыжню к тракторному мосту у слияния Тарасовца с Фёдоровским ручьём. От моста, как выяснилось, уже ничего не осталось, и последний участок целины нас привёл к месту старта у Посольской улицы.
В итоге – логичный небольшой кольцевой маршрут, весьма необычный для середины ноября, с тремя переправами и тропёжкой на всём протяжении был пройден не быстро, зато вдумчиво и познавательно.

Комментариев нет:

Отправить комментарий