пятница, 31 мая 2019 г.

О подпольных типографиях Новгорода 1896-1906 гг



Первые сведения о попытках производства и распространения нелегальной литературы в Новгороде во второй половине XIX века относятся к 1862 году, когда петербургские студенты вели подготовку к организации подпольной типографии и распространению революционной литературы. Они намеревались в день празднеств 1000-летия России раздавать в Новгороде прокламации о грабительском характере реформ 1861 года, но были арестованы ещё в Санкт-Петербурге.
Своей, собственно новгородской общественной базы у тогдашних ниспровергателей режима не было. Рабочих - катастрофически мало, а крестьяне, видимо, плохо поддавались агитации, которую вели всяческие сосланные в новгородскую губернию за «политику» нечаевцы, народовольцы, а также участники различных стачек и мятежей.
В конце XIX века Новгород – небольшой провинциальный город, центр сельскохозяйственной губернии обладал единственным периодическим печатным изданием – газетой «Новгородские губернские ведомости». Рабочих в городе почти нет (128 человек, а по всей губернии менее 10000), около 1500 ремесленников, а далее лавочники, купцы, мещане, чиновники, духовенство и много солдат. В такой обстановке начинается первый этап новгородского самиздата.

1896 год, типография «Союза борьбы» она же типография газеты «Трибун»
В 1895 году в Петербурге создаётся «Союз борьбы за освобождение рабочего класса», а уже год спустя в Новгороде, группа сосланных сюда петербургских студентов и примкнувшие к ним народовольцы, на почве изучения нелегальной литературы и думах о рабочем движении создаёт кружок с замечательным, по нынешним временам, названием -  «Общество либералов и радикалов». Всего в кружке, по сведениям жандармов, состояло 15 человек, была в том числе и новгородская молодежь.
Одним из участников кружка был В.Т. Талалаев – ссыльный студент-пропагандист и по неудачному для властей совместительству – тогдашний корректор губернской типографии. Ему-то и поручили петербургские товарищи из «Союза борьбы» устроить в Новгороде свою подпольную типографию с чем тот не сразу, но справился. С помощью работников губернской типографии Талалаев постепенно добыл необходимое количество шрифта и типографских принадлежностей, их он прятал на земском складе сельхозорудий, заведующий которым состоял в «Обществе либералов и радикалов». Талалаеву удалось обзавестись разборным печатным станком, его изготовили по заказу и спрятали там же.
В это время Талалаева взяли на работу в Губернский статистический комитет, размещавшийся в Златоустовской башне Детинца, где располагался и Новгородский музей древностей, причем квартиру Талалаеву дали при музее, а затем и взяли туда на должность консерватора (хранителя).



Рисунок 1 Златоустовская башня с флигелями, в которых размещались Новгородский музей и библиотека. Фото конца XIX века
Всё складывалось удачно, но вместо устройства типографии кружковцы вместе с Талалаевым, мечтавшим печатать газету «Трибун», занялись её похоронами – опасаясь ареста все принадлежности были убраны со склада и закопаны в вал Окольного города у Десятинного монастыря.
Несмотря на первоначальную неудачу, летом 1896 года работа над типографией возобновилась с приездом в Новгород сосланного с Петербурга рабочего В.Е. Змеева. Вдвоём с Талалаевым им удалось откопать и перенести типографию с вала на квартиру в музее. Примерно с июля 1896 года вместо  распавшегося  «Общества либералов и радикалов» оформился новгородский кружок «Союза борьбы», который принялся успешно вести эту самую борьбу за права трудового народа (забастовка в декабре 1896 года на фабрике Шитова) и продолжал готовить типографию к запуску.
Уже 20 ноября 1896 года Змеев и Талалаев отметили рождение типографии напечатав на ней плакат «ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!», так в самом центре древнего и тихого Новгорода, музей, открытию и работе которого содействовали дети императора Александра II и внуки Николая I стал рупором борьбы с самодержавием.
По-настоящему работать новгородская подпольная типография «Союза борьбы» начала в марте 1897 года. До своей ликвидации в августе того же года охранкой, типография успела напечатать «Устав Центральной союзной рабочей кассы» (500 экз.), прокламацию о злоупотреблениях администрации петербургского Нового порта, воззвание «Правое дело» (600 экз.). Все эти материалы вывозились из Новгорода и распространялись среди рабочих Петербурга. Работа этой одной из первых подпольных типографий России обошлась арестом и осуждением 40 человек, а газету «Трибун» Талалаеву так и не удалось напечатать.

1902 год, типография газеты «Искра»
В начале ХХ века число рабочих в новгородской губернии удвоилось, выросло количество предприятий, в уездах появились крупные фабрики с числом рабочих более тысячи. Капитализм уверенно шагал по губернии, порождая проблемы и конфликты, зачастую приводившие к забастовкам и беспорядкам.
Ленинская газета «Искра», созданная за границей в 1900 году, нуждалась в российских типографиях для беспрепятственного распространения и умножения её тиража. Летом 1902 года сосланные в Новгород старый социал-демократический кадр В.Ф. Кожевникова и активистка-революционерка Н.Ф. Устинович по заданию петербургского комитета РСДРП попытались организовать местную типографию «Искры», перевезя в Новгород необходимое оборудование из Торжка. Типографию устроили на квартире Устинович во флигеле на Ново-Лучинской улице (во время Великой Отечественной войны деревянные дома там сгорели, ныне местоположение флигеля можно оконтурить двором углового дома №5 по улице Газон).
Работа этой типографии была недолгой, в ней успели напечатать «Письма про наши порядки и непорядки», а уже 4 ноября 1902 года последовали аресты и типографию перевезли на другую квартиру, где в январе 1903 года она была обнаружена жандармами.

1906 год, типография новгородской группы РСДРП она же типография В.П. Закатова
В 1905-07 гг обстановка в новгородской губернии ничем не отличалась от остальной России – рабочие небезуспешно бастовали, крестьяне, бывало, жгли имения и захватывали земли, случались вооруженные столкновения, всё более многочисленными становились ряды противников власти и ею недовольных.
К началу 1906 года новгородская группа РСДРП оформилась в серьёзную нелегальную организацию с общим числом участников до 60 человек, состоявшую из местных рабочих и высланных в Новгород из Петербурга студентов. Основная деятельность группы была агитационная, её участники работали с крестьянами, солдатами и рабочими, устраивали митинги и распространяли революционную литературу.
Среди участников группы были рабочие местных типографий, они ещё в 1905 году нелегально издавали воззвания, прокламации и обращения на оборудовании губернской типографии, а в 1906 году помогли группе создать свою подпольную типографию.
Оборудование разместили на квартире В.П. Закатова в Антониевской слободе (располагалась вдоль улицы Хутынской, дом не сохранился), в типографии размножалась литература, присылаемая из Петербурга, и печатались собственные прокламации типа «Обращение ко всем новгородским крестьянам и рабочим», «Адрес социал-демократическим депутатам» и прочее.
Новгородская группа РСДРП работала относительно спокойно, полиции были известны менее половины её участников, и она ничего не знала о типографии. Однако, в апреле 1907 года один из участников группы А.В. Базненко стал осведомителем охранки, а в мае на квартиру Закатова пришли жандармы. Ими был найден второй станок и шрифты, но основную типографию по случайности полиция не обнаружила, её спрятали на берегу Волхова в затонувшей барже. Базненко выдал её расположение и кроме арестов девяти человек, группа потеряла всё оборудование. Примерно в августе, усилив конспирацию, оставшиеся члены группы организовали новую типографию на квартире В. Погодиной на Власиевской улице, но к несчастью для подпольщиков, Базненко был в курсе. В ноябре соратники заподозрили его в измене и жандармы медлить не стали – 10 декабря 1907 года новгородская группа РСДРП была полностью разгромлена: 20 обысков, арестованы все участники, типография Погодиной обнаружена.
У Советской власти оказалась длинная и твёрдая рука – процесс о провокаторской деятельности Базненко проходил в Новгородском губернском суде аж в 1923 году.
По счастливому стечению обстоятельств жандармами не была найдена готовая, но ещё не работавшая типография, оставшиеся на свободе социал-демократы братья Ильины перенесли её в подвал собственного дома в Псковской слободе (она располагалась вдоль улицы Псковской примерно на месте теперешнего Белого города, дом не сохранился).  Во время Первой мировой войны, призванные в армию, Ильины спрятали типографские станки во дворе, а в 1923 году передали один из них в Новгородский музей, а второй – в Исторический музей в Москве.

Комментариев нет:

Отправить комментарий