среда, 22 августа 2018 г.

Новгород полуторавековой давности и прогулки по нему с августейшей семьёй. Часть 3


Общий вид этого города, его могучей реки,
открывающийся от ворот Софийской стороны
и с высокого моста и обоих берегов Волхова
на древнейшие храмы, в его ближайших окрестностях
с Ильмень-озером на горизонте, напоминает первые
и всем нам дорогие страницы нашей истории.



Три дня продлилось пребывание в Новгороде венценосных гостей – 10 сентября пароход императора отчалил от Царской пристани. За эти дни государь с супругой посетили новгородские соборы: Софийский, Никольский, Знаменский, а также пригородные монастыри Антонов и Юрьев, некоторые городские церкви, успели побывать на Городище. Кроме того, императорская чета, помимо непременных балов и обедов, уделила время, как до неё великий князь Николай Николаевич, приютам сирот малолетних и престарелых.
Особого внимания заслуживает посещение императором Городища и Юрьева монастыря. Оба этих места с самого момента своего обжития в седой древности связаны с верховной властью Руси и обойти их вниманием никак было бы невозможно, особенно Городище – его в XIX веке накрепко увязали с именем основателя русского государства Рюрика, считая его пребывавшим там во время княжения.
В день торжественного открытия монумента 1000-летия России император с небольшим количеством сопровождающих лиц совершил поездку на катере к Городищу на устроенный там народный праздник. Впервые со времён Иоанна Грозного царь вновь появился на Городище. Поле меж селом и Нередицей было заполнено народом, стояли столы со снедью и водкой, устроена иллюминация Городища и церкви Благовещения – всё увиденное вызвало одобрение у государя. Недолго побыв там и ничего не осматривая, император отбыл, не участвуя в вечернем народном гулянии с музыкой, плясками и прочими увеселениями.
Совсем иначе выглядел визит на Городище великого князя Николая Николаевича. На следующий после отъезда августейших гостей из Новгорода день, великий князь в сопровождении барона Корфа, выйдя, вероятно, из дома Соловьёва, отправился на Городище пешком. Они прошли улицами Славенского конца с замечательными памятниками на окраине города - церквями Ильи, Петра и Павла, перешли ручей Славянскую копань (Тарасовец) и по полю шли до перевоза через Малый Волховец. Однако, внезапно появиться на Городище им не удалось – сын городищенского священника на лодке хотел было упредить их высочество, но не успев, вместе с великим князем шёл от перевоза до Городища рассказывая о прошедшем празднике и об истории села.
На Городище Николай Николаевич изволил рассматривать подробно церковь Благовещения с колокольней и слушал пояснения священника о пребывающих в ней реликвиях. Старинный храм произвёл на князя благоприятное впечатление. Очень жаль, что до настоящего момента церковь Благовещения дошла в руинированном состоянии, а окружающий её ландшафт усилиями музейщиков пребывает в мумифицированном виде на потребу туристам. Взглянув на окрестности глазами Николая Николаевича, мы смогли бы увидеть неподалёку Нередицкий холм, ещё нетронутый строителями железной дороги в 1914 году, насыпь которой навсегда изменила историческую панораму юго-восточной округи Новгорода, Нередицкий храм ещё с колокольней и между Нередицей и Городищем - холмик с крестом, в народе называемый «Никола».
Старые фото и довоенная карта дают некоторое представление о Городище как вполне преуспевающем селе. Княжеская резиденция в республиканские времена Новгорода, дворовое село в последующем, владение Меньшикова в петровской России, торгово-рыбацкое село при Александре II – до войны на Городище располагался сельский совет, школа, в устье канала стояла пильная мельница, развалины которой можно увидеть, была пристань, сообщавшаяся с Новгородом. Идиллический сельский пейзаж с храмом на холме, домами вокруг и сараями да банями ближе к воде – всё это безвозвратно кануло в лету.

Рисунок 15. Село Городище, фото 1910 года
В обратный путь Николай Николаевич отправился на лодке с тремя мужиками. Перед отплытием князь живо интересовался всем, что тогда можно было видеть с городищенского холма: Сковородским монастырём, Сиверсовым каналом, Перынью и всяким таким, что интересует любого краеведа в любые времена. Расспросы Николая Николаевича продолжились и в лодке, куда кроме князя, барона Корфа и гребцов сели священник, некий мещанин и какой-то гимназист. Николай Николаевич интересовался окрестностями ныне закрытыми деревьями, а в те времена видными издалека: церковью Пантелеймона на даче графини Орловой (разрушена в Великую Отечественную войну), церковью Петра и Павла на Синичьей горе, где в XIX веке разместилось городское кладбище, храмами Воскресенской слободы, ныне заброшенными. Так беседуя о том, о сём доплыли до города, где Николай Николаевич пожаловал лодочникам три рубля серебром.
Юрьев монастырь император с императрицей посетили в день своего отъезда из Новгорода. Тогдашний вид монастыря был результатом грандиозных перестроек и переделок, происходивших во времена пребывания настоятелем обители архимандрита Фотия. Средства на эти работы предоставляла его духовная дочь графиня Анна Орлова-Чесменская, владелица огромного состояния. Не случись назначения Фотия в Юрьев монастырь в 1822 году, дошло бы до нас Юрьево в своём более древнем виде и со множеством деревянных строений, если бы они, конечно, уцелели в войну. Не будь средств у графини – стоял бы по-прежнему громадный Георгиевский собор в центре монастырской территории окруженный приземистыми постройками XVIII века. Но история, возможно, древнейшего монастыря Русской земли (а Татищев относил его основание к 1030 году, когда Ярослав Мудрый разбил чудь и построил храмы в Киеве и Новгороде) со времени Фотия пошла другим путём.
Началось всё с пожара в 1823 году, настолько удачно уничтожившего старые постройки, что обвинения в поджоге звучали открыто. После этого в монастырь стали поступать драгоценные подарки от влиятельных лиц и развернулось крупное строительство на средства графини Орловой. За 16 лет Фотий успел превратить бедный и запущенный монастырь фактически в лавру: построены два собора, приделы к Георгиевскому собору, три корпуса, колокольня, получено во владение имение графини, где сейчас расположен музей деревянного зодчества Витославлицы. Золотые купола Юрьева пылали над Волховом. Первые лица государства уделяли Юрьевской обители и её деятельному настоятелю внимание – Александр I принимал Фотия в Петербурге, Николай I приезжал в монастырь.
Рисунок 16. Георгиевский собор Юрьева монастыря, фото начала ХХ века. Видна паперть с колоннадой и придел Феоктиста. Пристойки к собору разобраны в 1933-36 гг

Богатство монастыря поражало воображение – в ризнице и храмах Александру II с супругой показывали великолепные драгоценные кресты и сосуды, одеяния и древние рукописи, иконы, отделанные ценнейшими камнями, в том числе, икону Богоматери с жемчужиной размером в вершок. Жаль, что многое из этого великолепия мы не увидим – изъятие церковных ценностей в 1920-х навсегда лишило нас многих предметов, а иные перетекли в столичные музеи.
После осмотра Юрьева монастыря августейшие гости вернулись в Новгород и вечером в торжественной обстановке отбыли, провожаемые множеством народа.
В 1913 году в связи с 50-летием освобождения крестьян от крепостной зависимости Александру II в Новгороде был поставлен памятник на пересечении Знаменской, Большой Московской и Большой Михайловских улиц (теперь пересечение улиц Большой Московской и Ильина). Второе пребывание императора в городе тоже оказалось недолгим – через семь лет памятник снесли на майском субботнике.
Рисунок 17. Памятник Александру II, открытка 1913 года

Городская легенда утверждает, будто фигура императора утоплена в Волхове, что явно перекликается с историей о свержении идола Перуна, а материал постамента якобы использовался в 1932 году для установки памятника Карлу Марксу на территории Детинца.
В нынешние времена не осталось ни памятника Александру II, ни памятника Марксу – история заходит на новый круг.

Комментариев нет:

Отправить комментарий